Работники самостроя о его сносе: "Было 50 на 50-либо снесут, либо нет! Мы надеялись на лучшее"

В ночь на вторник московские власти приступили к масштабному сносу незаконных построек в Москве. Всего в списке на снос значатся 104 объекта. Наш корреспондент побывал на месте событий и пообщался с хозяевами и сотрудниками сносимых объектов.

– А я же говорила, что не надо сегодня делать генеральную уборку! Зачем мы тут все драили? - жалуется коллегам работница ресторана «Шеш-Беш», пока ее бывшее место работы сносит бульдозер.

Рядом со входом в метро Арбатская навалены столы, стулья, цветы в горшках, в общем вся ресторанная утварь, которую удалось унести.

– А что, вы не знали, что сносить вашу харчевню будут? - спрашиваю мужика, грузящего мебель в газель.

– Ну, там было пятьдесят на пятьдесят — либо снесут, либо нет. Вот мы и надеялись на лучшее.

Но лучшего не произошло, и самострой потихоньку превращается в руины. Бывшие работники ресторана нашли в обломках здания табличку «Воздвиженка» и фотографируются на память на ее фоне.

Табличка "Улица Воздвиженка" осталась без хозяйской постройки.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Как пулемет строчит трактор, железной дробилкой по стене, там-дам-дам. Разворачивается. Задевает фонарный столб. Плафон падает в ледяной сугроб и его аккуратненько ставит к скамеечке рабочий. Я хочу расстроится по этому поводу, но на фоне всеобщего хаоса, плафон — это как-то мелко, все равно всю территорию потом облагораживать.

– А вы чьих будете? - подходит ко мне аккуратно одетый мужчина в очках и шапочке, в тот момент когда его подельник в пальто тычет пальцем в мою сторону полицейскому, который в свою очередь не обращал на меня никакого внимания, пока я лазил за ограждениями и снимал свои карточки.

– А вы мне спать мешаете! - киваю в сторону домов напротив.

– Беруши купите и проблем не будет, а тут техника работает.

Заботливая рука полицейского плавно ложится ко мне на плечо и я оказываюсь в безопасной зоне. Ну ладно, 104 точки еще. Найду себе новых кадров.

Добрел до Кропоткинской. На местных «самостроях» висят листы А4, с напечатанными на них лозунгами «У НАС НЕТ САМОСТРОЕВ!!!!!!!!». Одно здание снесено, другие в процессе. Коллега расстраивается оттого, что в этом месте был отличный туалет, а сейчас сходить будет некуда. Работники азиатской внешности выбивают двери магазинчиков и выносят оттуда все ценное, складывая в безопасной зоне. Я подоспел к выносу цветов. Розы, много роз. Романтика, которую прерывают крики взрослого армянина. Он расстроен, что его бизнес сегодня сотрут в порошок и вывезут на свалку в кузове Камаза, оттого и кричит рабочим что-то про свое отношение к этому действу. Двое его друзей заботливо оттаскивают его в сторону, но дело продвигается медленно. Пройдет два метра, остановится, покричит, потом опять два метра. Так они и передвигались, пока из под арки не показался Храм Христа Спасителя. Армянин увидел его, перекрестился, поклонился, немного успокоился и пошел куда-то в ночь.

– Ты куда!!! Там же баллоны газовые!!! Сейчас все взлетит!!! - кричит водителю бобкета, приступившему к сносу очередного ларька, дядька в ушанке.

И правда, рабочие выносят, четыре баллона. Становится неуютненько стоять рядом. Бобкет опять приступает к сносу, но ему теперь уже мешает собака, пьяный хозяин которой, не озаботился пристегнуть ее поводком. Собака лает на ковш, а хозяин передразнивет ее. Идиллию прерывают полицейские, угрожающие сдать куда надо и собаку и хозяина. Со своим фотоаппаратом попадаю тоже под горячую руку.

– Не мешайте работать! - отводит меня немного в сторону полицейский.

– А я тут отдыхаю что-ли? - удивляюсь. - И вообще, нужно было это все днем сносить.

– И с перерывом на обед! - подхватывает полицейский.

– И вообще, летом! Летом тепло! - потираю окоченевшие руки.

– Да нет, - вступает в разговор второй полицейский. - Летом днем народу бы понабежало, такой бардак бы был!

Источник http://www.msk.kp.ru/daily/26490/3359859/